Дорожные "лепешки"

   

В этом году комитет по благоустройству и дорожному хозяйству (КБДХ) потратит 2,4 миллиарда рублей на текущий ремонт дорог. Большая часть этих денег пойдет на прихорашивание магистралей саммита, по которым поедут кортежи высоких гостей. Покрытие на них и сегодня хорошее, но городским властям хочется сделать их еще лучше. Зато выбоины на исковерканных тяжелым автотранспортом дорогах периферийных районов по-прежнему заделывают исконно российским способом, именуемым в народе «коровья лепешка». Такая нашлепка из свежего асфальта на старый служит от силы полгода, а деньги в масштабах города на такой ремонт тратятся немалые.

Конечно, по сравнению с тем, что в этом году творится с областными дорогами (во многих районах их нужно закрывать как опасные для жизни), Петербург выглядит почти как «дорожная столица». Но картину портит именно ямочный ремонт.

Придумали эту технологию в тридцатые годы прошлого века, когда автомобили на улицах были экзотикой. Действительно, зачем из-за пары выбоин перекладывать асфальт на целой улице, если неторопливый автомобиль может спокойно объехать заплату?

В более автомобилизированных странах — США, Германии — понимали, что латать дорогу кусочками бессмысленно. Если появилось несколько провалов, это симптом, что просело все полотно и нужно ремонтировать участок целиком. Понимают это и у нас. Но традиции ямочного ремонта оказались необыкновенно живучи.

Вот пример. Кто ездит из центра в Кировский район — знает, в каком состоянии находится проезжая часть улицы Розенштейна и проспекта Маршала Говорова, по которым тяжелые фуры уходят в Морской порт. «Лепешки» там кладут ЕЖЕДНЕВНО (!), а что толку? Автопоезда продавливают асфальт рядом с заплатами, поэтому такой ремонт — выброшенные деньги. К тому же для водителя бугор на дороге (а «лепешка» по определению не может быть на одном уровне с полотном дороги) ничуть не лучше ямы — машину все равно подбрасывает.

Самые ужасные дороги, которые продолжают ремонтировать дедовским способом, — в Невском районе с его десятками промышленных предприятий. Есть там такая улица — Второй Луч. Захочешь проехать на легковом автомобиле — угробишь подвеску. Двигаются там только автобусы, подвозящие рабочих, и латать выбоины приходится постоянно. В пресс-службе КБДХ сказали, что на этой улице — самое плохое покрытие в Петербурге, но ее нормальный ремонт запланирован в следующем году. А пока ее подлатают.

Привычное объяснение живучести ямочного ремонта — нехватка денег. Особенно на уровне районов, в ведении которых дороги, не имеющие статуса городских. На самом деле дороги — как зубы. Чем позже начнешь их ремонт, тем дороже он обойдется — и по деньгам, и по ущербу здоровью.

Кладут заплатки и на новых трассах. Пример — проспект Обуховской Обороны. Недавно он был сдан после капитального ремонта, а в прошлом году верхний слой асфальта по заказу КБДХ заменили еще раз. Повышенное внимание к этой трассе связано с тем, что по ней к Вантовому мосту и КАД могут передвигаться правительственные кортежи. Но даже на таком важном направлении уже через год, хотя подрядчик давал гарантию на 7 лет, пришлось сделать две заплатки — у ДК имени Крупской и на стыке проспекта Обуховской Обороны с улицей Профессора Качалова.

В КБДХ, правда, говорят, что «лепешки» на дорогах чаще всего появляются не из-за плохой работы дорожников, а из-за аварий теплотрасс и других сетей. Таких аварий в Петербурге, к сожалению, хватает. Их виновники ремонтируют асфальт за свой счет, только вот качество работ и их способ — из прошлого века. Но и это объяснение не слишком убедительно. Виновники «раскопа» на дороге пусть платят, но сам ремонт должны делать специалисты. Чтобы потом не на кого было кивать. 

Материал опубликован в номере газеты «Невское время» от 7 июня

Страница сгенерирована 05.12.2020 06:02